Таня Гроттер и кольцо Посейдона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тюрьма

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

http://img3.wikia.nocookie.net/__cb20131220075234/elderscrolls/ru/images/3/3d/%D0%A2%D1%8E%D1%80%D1%8C%D0%BC%D0%B0_%D0%91%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0_%D0%B2%D0%B8%D0%B4.jpg

0

2

---"Скалы смерти".

Чума оказалась здесь последней. Она, впрочем, сориентировалась первой и, взмахнув рукой, отправила в одну из камер своих новоявленных пленников. На губах у женщины играла торжествующая, радостная улыбка, она от неожиданности и от того, что наконец-то заполучила Гроттер в свои руки, готова была плясать и танцевать. Увы, но пока что такой возможности у неё не было, следовало немного подождать и оказаться наедине со своими мыслями.
- Располагайтесь, мои дорогуши... Ха-ха-ха! - рассмеялась она, запрокинув голову, воистину злодейским смехом, словно это могло кого-то разозлить или напугать. На самом деле, Чума не была маленьким ребёнком и прекрасно знала, что подобная реакция только делает главного злодея сказки в глазах героев немного глупее, но что поделать, уж как есть.
Она осмотрелась в тюрьме, а после быстро покинула пределы камеры, пока Бейбарсов и Таня только собирались подняться, и, усмехнувшись, магией запечатала выход.
- Приятного времяпровождения. Магия тут работает очень, ну очень плохо, учтите, мои милые... Надеюсь, вам понравится! - она повернулась к ним спиной и поспешила уйти, даже не думая больше оставаться здесь хотя бы на одно мгновение. Зачем? Торжествовать можно будет немного позже, после того, как она наконец-то смирится с тем, что у этих двоих всё равно не было с собой кольца.

---"Столовая".

0

3

---"Скалы смерти".

Бейбарсов буквально свалился на пол. Он не ожидал подобного портала, который, казалось, был готов перенести их в любое другое место, только лишь бы не сюда, да и происходящее казалось достаточно странным и даже удивительным.
Когда он пришёл в себя, Чума, проигнорировав их присутствие, всё равно продолжала разговаривать, кажется, едва ли не сама с собой. Она достаточно неприятно смеялась, а после поспешила уйти, не забыв, увы, закрыть за собой магическую камеру. В этом ничего хорошего, соответственно, не было, но выбора никто ей не предоставлял - да и, пожалуй, женщина сама решила поступить подобным образом. Магическая преграда Бейбарсова радовала меньше всего на свете, да и ему отчаянно хотелось, чтобы все эти ненавистные стены хоть на время куда-то пропали, но, естественно, никто б не стал его слушать, ибо - некромаги вообще не пользуются особой популярностью среди людей, которые пытаются оценить их деятельность в собственных учебниках.
Таня всё ещё лежала без сознания, а может, просто не спешила просыпаться или показывать вид, что она всё ещё не спит. Глеб подхватил её на руки, не позволяя лежать на холодном полу, а после внимательно осмотрелся в поисках хоть чего-то, на что девушку вообще можно было уложить. Наконец-то некромаг заметил в углу что-то вроде кровати, неудобной, явно более чем маленькой, вот только всё равно существующей - на ней валялся и старый, но относительно чистый плед, в который девушку можно было завернуть, ведь сам Бейбарсов не чувствовал совершенно никакого холода.
Он уложил рыжеволосую на постель, скользя кончиками пальцев по её щеке, а после, не сдержавшись, поцеловал Гроттер в губы, подавляя желание улечься рядом с нею - всё равно ведь не простит.
Парень укрыл Гроттер одеялом и вздохнул, дожидаясь того момента, когда она наконец-то откроет глаза и хоть что-то попытается сказать.

0

4

---"Скалы смерти"

Гроттер очнулась на полу, но открывать глаза не спешила. Ей как-то не хотелось выдавать, что она на самом деле в сознании, хотя слышать слова Чумы, находясь якобы в беспамятстве, было очень неприятно. Гроттер становилось как-то не по себе - она не ожидала ничего подобного, такой сплошной ненависти, которую невозможно было описать до конца, что казалось просто удивительным и идеальным.
Таня почувствовала, что кто-то подхватил её на руки и донёс даже до чего-то достаточно мягкого, до кровати, наверное. Гроттер не успела даже открыть глаза, как всё тот же неизвестный поцеловал её в губы - и тогда Таня анконец-то осознала, что рядом находился всё тот же Бейбарсов, который оказался рядом и не желал оставлять её сейчас одну. Да и Таня была бы очень рада, если б могла остаться рядом с ним, а не оказаться где-то за какой-то стеной неизвестности, чтобы не иметь больше ни единого нормального шанса общаться с Бейбарсовым и чувствовать себя настолько защищённой, как это каждый раз получалось именно с ним, а не с Ванькой или кем-либо другом.
- Не уходи, пожалуйста, - попросила полушёпотом девушка, резко открывая глаза и внимательно всматриваясь в черты лица некромага, а после даже сжав осторожно его ладонь, словно пытаясь удерждать таким образом и не дать куда-то скрыться, хотя вряд ли у Бейбарсова возникало настоятельное желание сделать это.
Таня сама не ожидала от себя подобного заявления, вот только, даже не задумываясь над тем, что это не совсем правильно, приподнялась на локтях, а после обвила руками шею некромага, позволив себе наконец-то хоть немного поверить ему и подарить хотя бы один человеческий поцелуй, инициатором которого была бы она, причём не по принуждению или по какой-то ещё причине.

0

5

- Не уходи, пожалуйста, - вдруг попросила Таня, заставив некромага содрогнуться от неожиданности. Он не понимал, откуда у неё вдруг взялось желание поцеловать его, вот только, естественно, Глеб отталкивать её от себя даже примерно не собирался. Да и вообще, оставаться с такой, как Гроттер, было слишком приятно, чтобы от этого можно было отказаться по собственному желанию.
Некромаг уже даже и не задумывался о том, что будет дальше, отвечая на её поцелуй и пересаживая Гроттер к себе на колени. Ему не хотелось её отпускать, не хотелось, чтобы она была слишком далеко от него, ибо - это, пожалуй, слишком глупо, чтобы просто так позволить ей сбежать куда-либо. Пусть, впрочем, тут и некуда убегать - ничего такого нет в том. что они, возможно, заперты, но Таня при своей фантазии спокойно придумает, что это он специально подстроил, чтобы запереть её здесь.
- Я и не ухожу... - пожал плечами Бейбарсов, прикасаясь губами к шее девушки, скользя руками по её спине и проникая ладонями под футболку. Гроттер пока что не сопротивлялась, словно на самом деле ей было приятно - некромагу, естественно, меньше всего на свете хотелось, чтобы сейчас она сопротивлялась, но лучше уж сейчас, чем после, когда всё-таки будет немного поздно говорить, что она против.
- Если тебе неприятно, лучше скажи сразу, - шепнул ей на ухо некромаг. - И если сбегать собираешься, тоже говори сразу, в таком случае, я от тебя отстану.

0

6

Прикосновения и поцелуи Бейбарсова становились всё более и более настойчивыми, а Таня даже не могла заставить себя сопротивляться, словно на самом деле уже заранее подчинилась ему и всему, что он, возможно, желал бы с нею сделать.
- Если тебе неприятно, лучше скажи сразу, - шепнул ей на ухо некромаг. - И если сбегать собираешься, тоже говори сразу, в таком случае, я от тебя отстану.
Правда, Глеб даже не подумал, что после такого вопроса, возможно, следовало бы перестать хотя бы на минутку целовать девушку, но всё равно Тане было приятно. Она и не собиралась сопротивляться - а после этого вопроса тем более, словно что-то подталкивало её и заставляло оказаться ближе к некромагу и быть только рядом с ним. Бейбасов сейчас казался самым близким человеком во всей вселенной - но в этом мире он сейчас на самом деле был единственным, кому она могла хоть немного доверять, рядом с кем не чувствовала себя чрезмерно обманутой и испуганной. Может быть, так не должно было быть, но Таня позволила себе расслабиться и перестала дрожать по каждому поводу, а самое противное, даже без него.
- Мне приятно, - полушёпотом давая согласие на всё, что только ему захочется, ответила Таня, обвивая руками шею некромага и вновь целуя его первой.
Она сама не понимала, когда оказалась прижатой к кровати - по этому немому соглашению. Не знала, когда сама успела стянуть с Бейбарсова рубашку - да и это сейчас тоже было соврешенно неважным, да и то, что происходило между ними, не казалось таким уж и предательством, как она прежде думала.

0

7

К огромному удивлению некромага, Таня согласилась. Она даже не стала сопротивляться, когда он толкнул её на это подобие кровати, словно будучи совершенно непротив, сама расстёгивала пуговицы его рубашки. Говорить уже ничего не было смысла, останавливаться - не хватило бы собственного самоконтроля, да и если бы в этом был хоть какой-то, хоть самый маленький смысл! Бейбарсов его не видел - к тому же, впервые за долгое время он сумел оказаться к ней настолько близко. Может быть, и не стоило ревновать девушку к всем этим Валялкиным, к её "друзьям", с которыми она предпочитала нынче проводить время. Нет, это всё было совершенно неважно - самое главное, что Таня находилась рядом и не могла никуда от него уйти.
...Одежда Гроттер оказалась комком на полу; Бейбарсов вновь поцеловал её в губы, сжимая запястья девушки. Поцелуи переместились сначала на шею, после - на её грудь, а Гроттер всё ещё не спешила выказывать никаких возмущений, даже не вырывалась. Бейбарсов, впрочем, всё равно не смог бы уже себя остановить, наверное - это было бы слишком высоким требованием для влюблённого собственника-некромага. Ладони скользнули по внутренней стороне бёдер девушки; некромаг сам не помнил, что именно тихо шепнул ей на ухо, вероятно, требуя, чтобы девушка расслабилась - но, тем не менее, все слова сейчас были бы уже абсолютно лишними.
Гроттер содрогнулась от боли - Глеб то и дело напоминал себе о том, что следует быть осторожным, но болевой порог некромага и его восприятие чего-либо подобного, пусть даже в попытке не обидеть девушку, сильно отличался от реальности, по крайней мере, той реальности, которая была у Тани.
Он сам не помнил, сколько времени прошло - сейчас Бейбарсов откатился в сторону, по крайней мере, насколько позволяла чрезмерно узкая и неудобная кровать, притянул к себе Гроттер и укрыл её всё тем же пледом, достаточно мягким, чтобы сейчас тот мог согреть девушку, а не принести ей ещё больше дискомфорта. Глеб поцеловал её в шею и обнял за талию, не позволяя вырваться из его рук и куда-либо сбежать сейчас от него.

0

8

Гроттер даже не понимала, когда умудрилась даже оказаться без одежды, когда произошло всё это - ей, признаться, действительно было приятно, она изнывала от каждого поцелуя Бейбарсова, не понимая даже, откуда взялась эта страсть, но всё равно порой становилось слишком не по себе, словно происходило что-то не то, словно что-то могло пойти не по плану, сорваться в одно мгновение и испортиться, загореться, как вчерашний хворост, оставшийся сухим.
...Таня помнила, как содрогнулась от боли, когда некромаг вошёл в неё, уцепившись пальцами в его плечи и тихо что-то простонав. Слёзы невольно катились по щекам, хотя Гроттер понимала - сама согласилась, и нечего сейчас вспоминать о том, что это было предательством.
Боль и дискомфорт не спешили уходить, хотя, впрочем, вскоре она. казалось, даже привыкла к ощущениям и начала получать некоторое удовольствие. Она помнила, как цеплялась за плечи Бейбарсова, выгибаясь в его руках и почему-то надеясь на то, что он всё равно никуда сейчас не денется. На какое-то мгновение Гроттер даже оказалась благодарна Чуме за то, что отсюда не было другого выхода, что уйти он попросту не мог.
Глеб откатился в сторону, но, впрочем, тут же обнял её за талию, притянул к себе и укрыл одеялом. Гроттер улыбнулась, уже засыпая в его руках.
- Ты правда никуда от меня не уйдёшь? Обещаешь? - шёпотом спросила Таня, прижимаясь к Глебу.

0

9

- Ты правда никуда от меня не уйдёшь? Обещаешь? - тихо спросила Гроттер. Бейбарсов улыбнулся - сейчас, конечно, его не особо радовали подобные недоверчивые вопросы, но, тем не менее, он прекрасно понимал, что девушка находится в смятении и толком не понимает, что произошло. Ему и самому до конца не верилось, что Гроттер всё-таки не успела вывернуться из его рук, никуда не сбежала, не растворилась в воздухе, не воспользовалась, наконец, очередной дозой всесильного волшебства, чтобы только куда-то окончательно сбежать от него и больше никогда не показываться на глаза.
- Куда я от тебя, Гроттер, денусь? а самое главное, какой смысл было бегать за тобой сначала всё это время, а теперь, когда ты наконец-то моя, уйти? В отличие от некоторых твоих кавалеров, я предпочитаю помнить о наличии логики в этом мире, - с улыбкой отметил Бейбарсов, целуя её в висок и притягивая к себе поближе. Он и сам сильно хотел спать, да и у Тани закрывались глаза, но она упорно молчала пока что, ни на что не жалуясь.

0

10

- Куда я от тебя, Гроттер, денусь? а самое главное, какой смысл было бегать за тобой сначала всё это время, а теперь, когда ты наконец-то моя, уйти? В отличие от некоторых твоих кавалеров, я предпочитаю помнить о наличии логики в этом мире, - улыбнулся Бейбарсов, целуя её в висок. Таня кивнула - ей очень хотелось верить в то, что некромаг говорил правду, а не обманывал её. Возможно, на самом деле от него не следовало ждать никаких подлостей - ведь никогда прежде Глеб не делал ей совершенно ничего плохого, а сейчас... Она сама виновата, что доверилась ему, да и, кажется, не следовало искать в случившемся совершенно ничего плохого. В конце концов, её никто и не заставлял, согласилась сама, так что не следовало нынче просто так брать и отказываться от собственных слов. Бейбарсов же действительно пытался её успокоить, поэтому Таня едва заметно улыбнулась, прижимаясь к нему.
- Перестать вспоминать о тех, кого ты называешь некоторыми моими кавалерами... Ты что, специально вызываешь  у меня приступ совести? - мягко улыбнулась Таня.

0

11

Глеб проигнорировал слова Тани. Казалось, он провалился в сон не по собственной воле, это получилось как-то само по себе, а когда открыл глаза, то его собственная магия, тут заблокированная и не работающая так, как следует, сообщала о том, что наступило утро и что спал он как минимум часов шесть. Впрочем, это казалось достаточно выгодным с точки зрения восстановления сил, поэтому Бейбарсов даже не думал недовольствовать по какому-либо поводу, в конце концов, эта тюрьма оказалась прекрасной возможностью наладить отношения с Гроттер. Глеб усмехнулся сам себе под нос, а после скосил взгляд на девушку и вдохнул всё ещё витающий в воздухе яблочный аромат её волос. Рыжие пряди, впрочем, не стремились держаться нормального состояния, и Глеб то и дело отмахивался от них, потому что волосы лезли в лицо и заставляли то и дело пытаться сдержать собственное чихание. Бейбарсов не хотел будить Таню, поэтому вынужден был лежать слишком тихо, обнимая её одной рукой. Рыжеволосая казалась слишком прекрасной в таком состоянии - а главное, она до сих пор не попыталась вырваться из его рук или оказаться на относительной свободе, что могло бы быть её главным желанием на данный момент.
Глеб попытался воспользоваться магией, которая до этого работала с поразительными перебоями, и несколько искр оторвалось от его пальцев, кружась вокруг. Глеб рассматривал их достаточно внимательно, как маленькие светильники, оные вертелись вокруг в непонятном танце и бросали блики на лицо Гроттер.
- Пора бы тебе просыпатьсЯ, долго спать в тюрьме Чумы - не самая лучшая идея, - наконец-то обратился к девушке Глеб, понимая, что она должна уже постепенно отходить от сна, потому что если Чума явится сюда прямо сейчас, то ко всем их проблемам добавится ещё и смущение Тани.

0

12

Гроттер казалось, что время тянулось невероятно медленно - и только спустя мгновение она осознала, что на самом деле засыпала. в тюрьме, впрочем, совершенно ничего не изменилось, и Таня подумала, что, пожалуй, надо попытаться выбраться как-нибудь отсюда, потому что другого шанса спастись у них нет. Чума оставалась всё такой же жестокой, в ней никогда ничего не менялось, и это казалось самым отвратительным на свете. Впрочем, Таня не боялась - ей было более страшно от той мысли, что она до сих пор лежит рядом с Бейбарсовым, а теперь должна открыть глаза и даже сказать ему "доброе утро", потому что притворяться спящей красавицей было бы крайне неуместно на данный момент. Гроттер же, услышав тихое обращение к ней со стороны Глеба, едва ли не вскочила на ноги и не свалилась с импровизированной кровати, но почувствовала, как Глеб ещё сильнее прижал её к себе, и поддалась, понимая, что в сопротивлении теперь уж точно нет совершенно никакого смысла. Она приподнялась на локте, словно пытаясь рассмотреть в полумраке, который рассеивали маленькие синеватые искорки, черты лица Бейбарсова, а после, всё ещё краснея и смущаясь, что, впрочем, не должно было казаться слишком заметным, поцеловала Бейбарсова в щёку.
- Я уже не сплю, если ты не заметил, - наконец-то промолвила она, а после вновь легла рядом и положила голову ему на плечо, понимая, что на самом деле должна была бы реагировать совершенно иначе на всё происходящее. Может быть, Гроттер слишком переоценила собственные силы в сопротивлении магнетизму некромага, но это уже не казалось особо значительным, она предпочитала просто наслаждаться его обществом и не думать больше о прочей ерунде.

0

13

- Думаю, всё же было бы не лишним наконец-то одеться, - шепнул на ухо девушке Бейбарсов, садясь на кровати. Она, естественно, продолжала упрямо прятать глаза и отворачиваться, Глеб совсем не был подобным удивлён, но что-то подсказывало ему, что все же нужно соблюдать определённую осторожность и до прихода Чумы быть в нормальном состоянии, хотя бы относительно. Он знал, что выбираться отсюда надо как можно скорее, вот только как? Пока что ни единого шанса совершить подобный манёвр не было, и, сколько не строй надежды, ничего не получится.
Наконец-то одевшись, парень вновь повернулся к Тане, внимательно глядя на неё.
- Боюсь, мои попытки серьёзно воспользоваться магией тут ни к чему хорошему не приведут, но все равно надо попробовать, - промолвил он, пристально глядя на девушку. - Так что, пожалуй, тебе тоже пора вставать. И, учитывая то, что ты сейчас мне скажешь, я отвернусл, можешь даже не смущаться. Тем более, тут тёмно. А одежда твоя под кроватью.

0

14

Гроттер сама не понимала. почему чёртово смущение внезапно сменилось невероятным, просто невообразимым недовольством, которое откровенно граничило с возмущением, но другого выбора, кроме как просто фыркнуть, у неё просто не было.
...Она сама была удивлена тому, насколько быстро оделась, надеясь на то, что Бейбарсов всё же не оборачивается - мало ли, что могло случиться, в конце концов, у него была плохая привычка делать то, что обязательно расстроило или рассердило бы её - может быть, карма у человека такая, мало ли, что вообще могло случиться.
Рыжеволосая прикрыла глаза и попыталась успокоить сердцебиение, прекрасно понимая, что не стоит просто так подчиняться дурацкой судьбе, которая ни за что и никогда не оставит её в покое, попросту не может сделать реальностью ту бытность, которая происходит вокруг.
Таня запрокинула голову и попыталась всматриваться в потолок тюрьмы - естественно, это пользы совершенно никакой не принесло.
- И всё же, мы должны попытаться отсюда выбраться, ты же прекрасно понимаешь, что оставаться у Чумы опасно для жизни и для здоровья, - покачала головой она, осознавая, что на самом деле другого выбора у неё банально нет и ни за что не будет.

0

15

- И всё же, мы должны попытаться отсюда выбраться, ты же прекрасно понимаешь, что оставаться у Чумы опасно для жизни и для здоровья, - промолвила Таня настолько уверенно, будто бы она уже знала способ, с помощью которого можно было просто так взять и переступить порог чёртова здания, уйти отсюда в тот же момент и больше никогда не возвращаться. Глеб бросил на неё подозрительный взгляд, словно не понимая, откуда в девушке вообще взялась такая наивность, а после покачал головой, словно отрицая всякую возможность переменить реальность, которая вообще существовала вокруг и могла иметь место в наборе реальностей этого мира. Может быть, давно уже следовало позабыть о том, что творилось вокруг, но особого шанса пояснить всё это не было.
Наверное, следовало начинать что-то менять и рассказать всё-таки Гроттер о том, что есть на свете один-единственный, но вполне реальный способ, которым они имеют полное право воспользоваться, но что-то подсказывало Глебу, что ничем хорошим это всё равно не закончится. Он был уверен в том, что рыжеволосая толком не сможет принять его решение до конца, что на самом-то деле она не пожелает банально кивнуть, а будет ещё говорить что-то, потому что так ей намного проще, намного удобнее и легче банально смириться и больше не думать совершенно ни о чём плохом. Рыжеволосая смотрела на него с определённым оттенком надежды и больше не имела ни единого шанса довериться кому-то другому - Бейбарсов знал, что альтернатив у девушки всё равно не осталось, а значит, он просто должен был ей помочь, и точка - другой возможности у них банально не оставалось.
- Есть способ выбраться отсюда, - наконец-то промолвил он немного настороженно, словно подозревая открыто негативную реакцию с её стороны, а после покачал головой и вздохнул, будто бы подписывая радикальный приговор всему, что только касалось бы их чувств и отношений. Может, конечно, он думал так очень и очень зря, а может и нет, поэтому вздохнул и постарался как можно спокойнее взглянуть на Татьяну, совершенно не собираясь больше рассказывать ей о том, какие именно мысли посетили его сознание и что именно в этих мыслях было настолько предательского, что даже он сам умудрился немного испугаться их, хотя должен был бы оставаться относительно последовательным человеком - разве у него в такой ситуации вообще был выбор?
Бейбарсов пристально смотрел на стены жуткой тюрьмы, а после вновь и вновь переводил взгляд на решётку, которая казалась ему слишком прочной для того, чтобы начинать разрушение именно с неё. Нет, эта тюрьма слишком монолитна, но, тем не менее, у них банально нет больше никакого другого выбора, и Бейбарсов знал об этом, как прекрасно знал о том, что должен переменить всё как можно скорее, а не оттягивая всё дальше и дальше тот самый замечательный момент, когда вся реальность рухнет и превратится в банальную пыль. Нет, следовало устоять и выдержать, дождаться того замечательного момента, когда можно будет наконец-то почувствовать себя нормальным, живым человеком. Можно будет.
Он приложил ладонь к стене, чувствуя, как от оной повеяло невыносимым холодом, а после немного надавил на практически невидимый камень, который пока что был заметен исключительно ему одному, и усмехнулся, будто бы пытаясь успокоиться и таким образом вынести себе определённый приговор относительно всех чувств и действий, которые только можно было считать реальными или более-менее адекватными. А ведь вокруг не было ничего, совсем ничего, что следовало бы принимать за проявление адекватности, за глупый жест боли или праведности, которая собралась вокруг невообразимым потоком и не желала отступать ни на одно нормальное, адекватное мгновение.
- Итак, повторяю, способ есть, - решившись, промолвил Бейбарсов, зная, что пауза у него в словах была поразительно долгой, что он не имел никакого права допустить подобное, а самое главное, что его слишком длительная задержка могла сказаться поразительно негативно на всём, к чему он вообще имел какое-либо отношение. - Он поразительно опасен, конечно, но другого шанса выбраться из этой тюрьмы у нас попросту нет, придётся воспользоваться исключительно этим, если, конечно же, мы не желаем получить на свою голову неимоверное количество поразительных проблем, которые только можно отыскать в своей жизни. Если Чума вернётся и наконец-то вспомнит о том, что она тёмная и злая ведьма, а она вспомнит, ты уж поверь, то она уничтожит тебя, не станет больше ждать того момента, когда наконец-то вновь размякнет и откажется тебя убивать. Это в её стиле. Так вот. Мы можем превратить часть стен этой тюрьмы в магический портал, с помощью которого переберёмся в наш, в реальный мир, но это, повторюсь, очень, очень опасно. К тому же, гарантирую тебе, что останется клеймо - и его надо будет как-то убрать. К тому же, я не знаю, где конкретно мы с тобой окажемся, так что придётся рисковать. Выбирай, согласна ты или нет. Если нет - не осуждаю и, так уж и быть, останусь с тобой, но всё равно советую взвесить все "за" и "против".

0

16

Глеб выглядел слишком настороженным и, казалось, собирался что-то сделать, но Таня до сих пор не могла понять, что именно. Ей было как-то не по себе, и рыжеволосая чувствовала себя почти что испуганной,  она понимала. что слишком зависит от Бейбарсова и что не имеет права отказать ему даже в том, что было бы для неё слишком опасным. Она и так уже слишком во многом ему поддалась, да и вообще, теперь девушка чувствовала себя слишком неловко, понимала, что на самом деле ничего хорошего уж точно не получится. Она посмотрела на Глеба, а после осмотрелась в отвратительной тюрьме, словно пытаясь и надеясь понять, что в этом будет хоть какой-то смысл. Гроттер наконец-то попыталась отвернуться,но ничего не получилось, она чувствовала себя почти что зависимой от мнения Бейбарсова. Его попытки сказать о том, что происходит, были какие-то слишком натянутые, и Гроттер от этого становилось ещё более страшно,она чувствовала, что не может банально расслабиться и успокоиться, что ей слишком плохо для того, чтобы вот так взять и смириться со всем, что он только может сказать. А он всё равно не наговорил бы слишком много ерунды, для этого Глеб прекрасно понимал, с кем именно он имеет дело, и в этом плане Таня почти что полностью ему доверяла, совершенно понимая, что на самом деле нет никакого выбора, кроме как верить верить и верить. Она прикрыла глаза и попыталась расслабиться, но стало ещё хуже - Таня понимала, что тут она в отвратительном плену, а Бейбарсов уже придумал альтернативный вариант. Шанс спастись.
- Итак, повторяю, способ есть, - решившись, промолвил Бейбарсов, зная, что пауза у него в словах была поразительно долгой, что он не имел никакого права допустить подобное, а самое главное, что его слишком длительная задержка могла сказаться поразительно негативно на всём, к чему он вообще имел какое-либо отношение. - Он поразительно опасен, конечно, но другого шанса выбраться из этой тюрьмы у нас попросту нет, придётся воспользоваться исключительно этим, если, конечно же, мы не желаем получить на свою голову неимоверное количество поразительных проблем, которые только можно отыскать в своей жизни. Если Чума вернётся и наконец-то вспомнит о том, что она тёмная и злая ведьма, а она вспомнит, ты уж поверь, то она уничтожит тебя, не станет больше ждать того момента, когда наконец-то вновь размякнет и откажется тебя убивать. Это в её стиле. Так вот. Мы можем превратить часть стен этой тюрьмы в магический портал, с помощью которого переберёмся в наш, в реальный мир, но это, повторюсь, очень, очень опасно. К тому же, гарантирую тебе, что останется клеймо - и его надо будет как-то убрать. К тому же, я не знаю, где конкретно мы с тобой окажемся, так что придётся рисковать. Выбирай, согласна ты или нет. Если нет - не осуждаю и, так уж и быть, останусь с тобой, но всё равно советую взвесить все "за" и "против".
- Если так нужно, то я не против. Но ты должен понимать, что я ничего не умею, так что придётся всё это делать тебе самому. Если получится что-то сделать, то... В общем-то, говори, что я должна выполнять, но особой активной магической деятельности с меня точно не получится, ты должен это прекрасно понимать. Разве ж нет? Глеб, серьёзно, ты ведь понимаешь?

0

17

---"Библиотека Чумы"

Агух шёл на запах. Он чувствовал, что тут есть люди, понимал, что они могут быть его жертвами, и теперь смотрел на какую-то парочку в тюрьме. Он не чувствовал их магии, а значит, это были просто пленные лопухоиды - как же иначе? Это не имело значения пока что, но, так или иначе, почему-то Агух предвкушал невероятно вкусную пищу, которая могла бы стать для него идеальным пиром.
- Людишшшки! Жжжалкие людишшшки! Я вас ссссъем! Идите ко мне, людишшшки! - Агух подошёл ближе к решёткам тюрьмы и собирался было пролезть вовнутрь, но ничего не получалось - он просто не мог совершить ничего подобного, магия не пускала его. - - Людишшки! Вы безззз магии жжжалки, людишшшки! Я васссс ссссъем!
Он вновь рванулся вперёд, собираясь добраться до жертв. Они были такими соблазнительными, такими вкусными, а Агух так сильно проголодался... Хозяйка не давала ему поесть, а теперь у него появился такой шанс, и он мог, действительно мог насытиться! Мог!

0

18

Откуда появился болотный хмырь, Бейбарсов понятия не имел, но, тем не менее, громкие крики оного вызвали у Глеба отчаянное желание использовать против него магию. Но, тем не менее, хмырь всё ещё рвался как-то открыть тюрьму, чтобы попытаться съесть их. Естественно, Бейбарсов прекрасно понимал, что если открыть тюрьму, то все запреты на использование волшебства моментально спадут, а они с Таней окажутся на свободе.
"Таня, хмыри безумно глупы. Он откроет нам эту тюрьму, и никакие опасные магические ритуалы тебе совершать не придётся. Так что, мы вполне можем воспользоваться его непроходимой глупости и, между прочим, сохранить собственное здоровье при факте отсутствия, к примеру, какого-нибудь жуткого клейма. Так что, очень советую тебе пока что помолчать и не делать ничего лишнего, что могло бы крайне помешать происходящему", - послал ментальный сигнал девушке Бейбарсов. Он очень надеялся на то, что Таня всё-таки послушает его и не станет сейчас кричать Агуху о чём-то правдивом. В конце концов, нынче не было никакого смысла возражать - пусть только глупый болотный хмырь откроет их клетку.

0

19

Гроттер сама не понимала, откуда тут появился Ягух. Тем не менее, это пока что не имело никакого значения - и рыжеволосая прислушивалась к ментальному посылу со стороны Бейбарсова, не собираясь пока что нарушать молчание. Она даже могла изображать страх - лишь бы только Агух сделал самую большую и отвратительную глупость в собственной жизни. Она понимала, что сбежать, когда он откроет дверь, будет намного проще, чем совершить подобное за отсутствия подобной помощи со стороны этого существа. Девушке совсем не хотелось сейчас оставаться тут, взаперти, и она, пожалуй, была готова на многое, чтобы только вырваться из этой клетки поскорее.
"Ладно. Только я очень надеюсь на то, что мы уйдём отсюда как можно скорее и без лишних жертв, ведь так, Глеб? Но... Делай как знаешь, лучше так, чем с каким-то чёртовым клеймом. Только скорее, если Чума вернётся..."
Гроттер почувствовала, что мысленный контакт оборвался, и вновь бросила пристальный взгляд на Агуха, который никак не мог совершить что-нибудь.

0

20

- Боитесссь, людишшшки? Я вассс сссъем, уничтожжжжу, убью! Уничтожжжу, уничтожжжу, уничтожжжуууу! - последние его слова превратились в какие-то громкие восклицания, сплошное шипение и ещё что-то слишком неприятное и противное. Он долго думал, как съесть их, и теперь просто никак не мог успокоиться, потому что, пожалуй, следовало наконец-то поесть. Он был слишком голоден, чрезмерно голоден, и поэтому желал получить то, на что уже почти что имел право. Агух понимал, что его хозяйка будет злиться, но, так или иначе, это уже не имело никакого смысла - он получит то, что заслужил, он обязательно станет тем существом в этом замке, которое будет сытым! Да, хозяйка подарила ему разум, но теперь повадки нежити казались куда более приятными и важным для Агуха, чем всё прочее, и он не собирался просто так рисковать собственной жизнью, всем, что ему было нужно, ради какой-то безумной и глупой верности.
Он наконец-то отыскал ключи, те, которые были ему так нужны сейчас, чтобы открыть тюрьму, и бросился искать замочную скважину. Магии у него тоже не было, но у него были зубы и хороший нюх, поэтому поиски не забрали так уж и много времени, когда он наконец-то повернул ключ в замочной скважине и смог отворить дверь. Магические запреты в клетке моментально упали, но почему-то Агух даже не подумал считать ауру этого места, потому что он уже потерял такую возможность, а просто бросился на тех, кто находился в камере. Юношу он решил оставить на потом, а сам рванулся к девушке.
Он так хотел перегрызть ей горло!

0

21

Агух ринулся к нему - но, пожалуй, ему следовало быть более спокойным, чем сейчас. Он пытался перегрызть Тане горло - это было заметно, а Бейбарсов в одно мгновение даже немного позабыл обо всех заклинаниях, которые только были в его голове, потому что они в это прекрасное мгновение потеряли всякое значение и не были больше достаточно актуальными, по крайней мере, не настолько, как ему казалось, и вообще, всё это казалось достаточно странным. Бейбарсов в одно мгновение почувствовал, как магия потекла по его жилам, наконец-то заняв полагающееся ей место и став действительно сильной, такой, как следовало бы ей быть.
Глеб не дал себе ни единой секунды, чтобы привыкать к этому ощущению, потому что треугольные, сильные зубы хмыря уже почти сомкнулись на шее Гроттер. Один взмах рукой отбросил хмыря к стене, и тот, кажется, едва ли не потерял сознание.
- Мы с тобой люди, пусть и не до конца. Но он - творение магии, нежить. Превратится в кусок мяса, если, конечно же, не рассыпется в прах вообще, как только лишится магии, - Бейбарсов потянул Таню за собой и, наконец-то вытащив её из камеры, закрыл дверь в тюрьму. Магия вновь сомкнулась сплошным коконом, блокируя любую возможность для Агуха питаться волшебством. Ему даже не пришлось применять магию - отвратительное существо рассыплется и само, не следует помогать такому ничтожеству в его персональной смерти.

0

22

Гроттер сама не поняла, когда Бейбарсов успел взмахнуть рукой, отбрасывая от неё отвратительного болотного хмыря. Казалось, зубы оного уже почти сомкнулись на её шее, но теперь это уже не имело совершенно никакого значения, скорее очень даже наоборот. закрывал за Агухом двери, и тот. казалось, остался совсем уж без магии - но куда было бежать дальше, если перед ними только сплошные коридоры тюрем? Может быть,хмырь мог бы подсказать, но Таня всё равно ни за что не поверила бы ему, так что, подобные беседы совсем-совсем не имели смысла, а значит, не следовало даже тратить на них собственное время, это казалось лишним. В результате, Таня просто никак не могла справиться с собственной растерянностью и разобраться со всем, что вообще происходило вокруг. Она лишь смотрела на умирающего хмыря, не в силах сделать хотя бы несколько шагов, совершить хотя бы одно или два движения, которые, пожалуй, имели бы определённый смысл.

0

23

Агух не понимал, что происходит. Юноша, который мгновение назад был совершенно бездарным, нынче превратился в могущественного некромага, и его волшебство буквально разлеталось в стороны, не останавливаясь ни на одно мгновение. Всё пылало, будто бы горело огнём и не останавливалось ни на одно мгновение, а Агух чувствовал собственную кончину, которая уже ужасным дамокловым мечом зависла над его головой. Он не успел даже закричать, как дверь внезапно закрылась, а юноша и девушка давно уже покинули это место. Теперь нельзя было вырваться, а Агух несколько мгновений и вовсе не имел ни единого шанса прийти в себя, нет, у него не оставалось такого шанса.
Первым ушёл разум. Как-то крайне отдалённо Агух понимал, что происходит, но на самом деле он знал ответ на все вопросы - магия покидала его тело и спокойно перетекала в нечто невероятное. Мир таял вокруг - и Агух внезапно понял, что его ноги превратились в самый настоящий прах. Об этом было очень страшно думать, но ему приходилось, потому что он сам уже постепенно становился чем-то невероятно маленьким и...
Он наконец-то превратился в прах, в пыль, и больше не мог существовать.
- Хххозззяйка! ххххозззяйка! сссссспассссиии! - он больше не мог выдавить совершенно ничего, ни единого слова из себя, и это не имело никакого смысла - продолжать существовать. Он умер, и Чума-дель-Торт предала его. Он превратился в прах - у него не было другого варианта.
Агух умер.

Конец игры.

0

24

Казалось, Агух давно уже должен был осознать, что на самом деле никто, и уж тем более его хозяйка, его точно не спасёт, но Бейбарсов знал, что разум этой нежити слишком мелок и жалок, чтобы тот вообще мог дойти мысленно до хотя бы какого-то умственного заключения. Глеб предпочитал не тратить на это время, он прекрасно знал о том, что на самом-то деле отвратительный болотный хмырь не сделает совершенно ничего хорошего, если выживет, но  тот умирал, и вряд ли что-то могло бы его воскресить. Поэтому, бросив на него очередной презрительный взгляд, Бейбарсов поспешил утянуть Таню за руку,не давая ей никакого шанса остаться тут, по крайней мере, ей нечего было делать в тюрьме, а им обоим следовало попытаться кое-как выбраться из этого отвратительного места, именуемого миром Чумы. Как жаль, что сделать это достаточно быстро оказалось почти что невозможным!

---"Библиотека Чумы"

0

25

Гроттер почему-то почувствовала внезапно, что не может даже сдвинуться с места, что испытывает странного рода страх перед тем, чтобы покинуть границы помещения и оказаться где-нибудь ещё, но Бейбарсов не оставлял ей возможности сидеть здесь и утянул за собой. Впрочем, может быть, правильно сделал, но Тане совершенно не хотелось думать об этом и она попросту предпочитала игнорировать все мысли, которые только могли крутиться у неё в голове. Она чувствовала себя слабой и разбитой, просто до ужаса опустошённой, словно кто-то вытянул из неё всё, что только мог, и мирно следовала за Бейбарсовым, понимая, что нынче совершенно ничтожна и пуста.

---"Библиотека Чумы".

0